Бронзой подннялся в небо. С. Алексеев

Памятник солдатуСолдат не мечтал, не гадал, не думал. А вышла слава ему в века. На пьедестале к небу солдат поднялся.
   Было это в последние дни войны. Уже не километры, а метры оставались до центра Берлина. Солдаты 8-й гвардейской армии готовились к последним боям. В числе их и солдат Николай Масалов. Был он знаменщиком 220-го гвардейского стрелкового полка. Приготовил к атаке знамя.
   Ждут солдаты сигнала к бою. Перед ними один из каналов, отходящих от Шпрее. Рядом площадь. За площадью мост. Называется он Горбатым. Мост заминирован, под огнём у противника. Атаку на мост, на тот берег скоро начнут солдаты.
   Притихли солдаты. Так всегда перед штурмом. Где-то гремят орудия, где-то идёт стрельба. Но это не здесь. Это в других местах. Здесь тишина. Временная. Но тишина. И вдруг тишину — солдаты вздрогнули: было так неожиданно — плачем прорезал детский голос.
   Было неясно, откуда он шёл. С набережной? Со стороны площади? От моста? Из развалин неподалёку стоящего дома?
   — Мутти! Мутти! Мамочка! — повторял голос.
   — Девочка, — кто-то сказал из солдат.
   Ищут солдаты глазами девочку. Где же она?
   — Мутти! Мутти! — несётся голос.
   Определили теперь солдаты. Детский плач шёл от моста. Не видно ребёнка. Камнями от наших, видать, прикрыт.
   Вышел вперёд сержант Масалов, подошёл к командиру:
   — Разрешите спасти ребёнка.
   Подождал командир минуту. О чём-то подумал:
   — Разрешаю, сержант Масалов.
   Пополз Масалов через площадь к мосту. И сразу же затрещали фашистские пулемёты, забили мины по площади. Прижался солдат к асфальту, ползёт от воронки к воронке, от камня к камню.
   — Мутти! Мутти! — не утихает голос.
   Вот полпути прополз Масалов. Вот две трети. Осталась треть. Поднялся он в полный рост, метнулся к мосту, укрылся от пуль под гранитной стенкой.
   Потеряли солдаты его из вида. И голос ребёнка утих. И солдата не видно.
   Прошла минута, вторая… пять. Волноваться солдаты стали. Неужели смельчак погиб? Неужели погибла девочка?
   Ждут солдаты. С тревогой в сторону моста смотрят.
   И вот увидели они Масалова. Шёл от моста солдат. Нёс на руках немецкую девочку.
   — Жив! — закричали солдаты. — Жив!
   Раздалась команда:
   — Прикрыть Масалова огнём.
   Открыли огонь солдаты. Гремят автоматы, строчат пулемёты. Ударили пушки — словно салют солдату.
   Пришёл Масалов к своим. Принёс немецкую девочку.
   Оказалось, убили фашисты у девочки мать. Перебегала вместе с девочкой площадь, наверное, женщина. Вот и попала под взрыв, под пули.
   Держит девочку Масалов. Прижалась она к солдату. Года ей три. Не больше. Прижалась, всхлипывает.
   Обступили бойцы Масалова. На девочку смотрят. Пытаются чем-то от слёз отвлечь. На пальцах козу показывают:
   — Идёт, идёт рогатая…
   Посмотрела девочка на солдат. Казалось, хотела было сильней заплакать. Да вдруг взяла и улыбнулась солдатам девочка.
   Отгремела война. В Берлине в одном из красивых старинных парков советским солдатам, всем тем, кто спасал и наш и немецкий народ от фашистов, был установлен памятник.
   Холм. На холме пьедестал гранитный. На граните фигура солдата. Стоит он со спасённой девочкой на руках.
   Не думал солдат, не ведал. А вышло — бронзой поднялся в небо.