Воспитательные моменты

23.08.2013

BDhV-nJaKAE Мир поступков детей непредсказуем, полон такими неожиданностями, что родители просто не знают, как на них реагировать. А если среагировали  тем или иным способом, то не всегда уверены, что поступили должным  образом. Хотя многие родители и не задумываются о своей правоте в каких-то действиях в адрес своих детей. Да и причину своих острых конфликтов с ними они менее всего видят в природе своих личных отношений со своими воспитанникам.

Многие родители, имея проблемы в воспитании детей, озабочены вопросом, где найти советы, которые им бы оказали действенную помощь.

Книги, умные лекции, советы опытных педагогов и психологов, откровения знакомых и близких - их так много.

Но что поможет вам с вашим конкретным ребёнком. И есть ли универсальные подходы, которые будут полезны в каждом отдельном случае?

Читая как-то роман японского писателя Харуки Мураками «Дэнс. Дэнс. Дэнс.», я обратил внимание на один из его эпизодов. В нём главный персонаж и его знакомая, тринадцатилетняя девочка, которую он опекает по просьбе её очень занятых родителей, переживают трагическую смерть общего знакомого. В этом отрывке, заключён, на мой взгляд, один из главных универсальных законов воспитания. Для начала прочтите, обращая внимание на выделенные предложения.

…Совсем не плохой человек, - кивнул я.

- А мне всё время хотелось говорить о нем гадости.

- Знаю, - повторил я. - Но ты не виновата. Ты просто не могла удержаться.

- Но я-то сама чувствую, что делала ему плохо!..

- По-моему, так рассуждать очень глупо. Чем теперь каяться - лучше бы с самого начала обращалась с ним по-человечески. И хотя бы старалась быть справедливой. Но ты этого не делала. Поэтому у тебя нет никакого права ни раскаиваться, ни о чем-либо сожалеть.

- Может быть, я скажу сейчас слишком жёстко. Уж извини. Пускай другие ведут себя как угодно - но именно от тебя я не хотел бы выслушивать подобную дрянь. Есть вещи, о которых вслух не говорят. Если их высказать, они не решат никаких проблем, но потеряют всякую силу. И никого не зацепят за душу. Ты раскаиваешься в том, что была несправедлива к Дику Норту. Ты говоришь, что раскаиваешься. И, наверняка, оно так и есть.

Только я бы на месте Дика Норта не нуждался в таком легком раскаянии с твоей стороны. Вряд ли он хотел, чтобы после его смерти люди ходили и причитали: "Ах, как мы были жестоки!" Дело тут не в воспитанности. Дело в честности перед собой. И тебе еще предстоит этому научиться.

Юки не отвечала ни слова. Она сидела, стиснув пальцами виски и закрыв  глаза. Можно было подумать, она мирно спит. Лишь иногда чуть приподнимались и вновь опускались ресницы, а по губам пробегала еле заметная  дрожь. Да она же плачет, подумал я. Плачет внутри - без рыданий, без слез. Не слишком ли многого я ожидаю от тринадцатилетней девчонки? И кто я ей, чтобы с таким важным видом устраивать выволочки? Но ничего не поделаешь. В каких-то вопросах я не могу делать скидку на возраст и дистанцию в отношениях. Глупость есть глупость, и терпеть ее я не вижу смысла.

Юки долго просидела в той же позе. Я протянул руку и коснулся ее плеча.

- Не бойся, ты ни в чем не виновата, - сказал я. - Возможно, я мыслю

слишком узко. С точки зрения справедливости, ты действуешь верно. Не бери в голову.

Единственная слезинка прокатилась по ее щеке и упала на колено. И на этом всё кончилось. Больше - ни всхлипа, ни стона.

- И что же мне делать? - спросила Юки чуть погодя.

- А ничего, - ответил я. - Береги в себе то, чего не сказать словами. Например, уважение к мертвым. Со временем поймешь, о чем я. Что должно остаться - останется, что уйдет - то уйдет. Время многое расставит по своим местам. А чего не рассудит время - то решишь сама. Я не слишком сложно с тобой говорю?

- Есть немного, - ответила Юки, чуть улыбнувшись.

- Действительно, сложновато. Ты права, - рассмеялся я. - В принципе, всё, что я говорю, очень мало кто понимает. Потому что большинство людей вокруг меня думает как-то совсем иначе. Но я для себя всё равно считаю свою точку зрения самой правильной, поэтому вечно приходится всем всё разжевывать. Люди умирают то и дело; человеческая жизнь гораздо опаснее, чем ты думаешь. Поэтому нужно обращаться с людьми так, чтобы потом не о чем было жалеть. Справедливо - и как можно искреннее. Тех, кто не старается, тех, кому нужно, чтобы человек умер, прежде чем начать о нем плакать и раскаиваться, - таких людей я не люблю. Вопрос личного  вкуса, если хочешь.

«Ты не виновата. Не смогла удержаться. Тебе предстоит научиться.  Со временем поймёшь». Вот ключевые формулы, которые должны быть в арсенале родителей прежде всего.

Представьте ситуацию. Ваша маленькая принесла из детского сада чужую игрушку. Ваша реакция: « Как ты могла» Ты ведь знаешь, что воровать нельзя. Я тебе это уже говорил(а). Ты виновата, и ты будешь наказана».

Что из всего этого следует?

Разрушен союз родителя и ребенка, есть правый и виноватый. У них нет общего для решения возникшей проблемы. Ребёнок одинок. Ведь он не понимает, как всё это у него получилось. И другая реакция: «Да, нехорошо получилось. Но ты не виновата. Ты не смогла удержаться. Ты ещё не научилась себя сдерживать. Но ничего. Завтра отнесём игрушку и извинимся. Скажем, что так получилось и что мы постараемся, чтобы такого больше не произошло. А я помогу тебе научиться сдерживать свои желания. Ведь и нам, взрослым, очень трудно иногда сдерживать свои желания. Но приходится, если хотим, чтобы всё было с нами хорошо. Не волнуйся, ты подрастёшь, и у тебя всё будет нормально». После этого разговора возникнет совсем другая психологическая ситуация. Родитель и ребёнок единое целое. У них общая проблема.

Ребёнок не одинок: он знает, что он растёт, что у него поэтому не всё получается, что есть тот, кто поможет ему с его трудностями.

Удивляет и другое. Как тридцатилетний бездетный мужчина, не имея никакого опыта воспитания детей, смог интуитивно найти наиболее продуктивный подход к сложному миру подростка? Ответ я нахожу в его гуманистическом понимании окружающего мира людей. Это мир личностей. И ребёнок, как личность, равен нашему персонажу. Эта девочка интересна ему своими личностными проявлениями. И её проблемы он объясняет особенностями личностного развития. Её проблемы суть проблемы становления личности, а не каких-то пороков или отклонений в развитии. Это философское кредо и должно прежде всего лежать в основе любой системы воспитания ребенка, в том числе и родительского.

Очень часто процесс воспитания в семье основывается на одной довольно распространенной установке воспитания: "До пяти лет воспитывай ребенка как господина, до пятнадцати - как слугу, а после пятнадцати - как друга".

Сентенция эта очень нравится многим родителям. Они совсем не возражают, чтобы маленький ребенок командовал ими, чтобы потом иметь моральное право командовать им самим. Но переход пятилетнего (примерно) человечка из статуса господина в статус слуги это само по себе серьезная травма. Вот вроде только что был "в фаворе", взрослые исполняли все  прихоти - и вдруг все резко перевернулось, причем вроде бы ничего плохого не делал, наверное, меня больше не любят... И даже если этот "переход" в семье обозначен не откровенно, но все равно имеет место быть, - ребенку очень тяжело воспринять свой новый статус. Но даже если он  смирится с этим - после этого родителям практически невозможно будет стать его друзьями. Дружба предполагает равенство статусов, поэтому сложно подружиться со своим подчиненным, слугой... И опять же даже если вы соизволите предложить ему дружбу, будет ли он вам доверять после стольких лет унижения?

Протестное и неадекватное поведение многих подростков вызвано в том числе и тем, что они активно протестуют против явного или завуалированного статуса слуги. А вот если изначально воспитывать ребенка как друга, как личность - тогда, как правило, проблем с доверием к родителям не возникает. Потому что юный человек изначально воспринимает себя как значимую персону, как ценимую хотя бы в своей семье личность (причем не избалованную, а именно ценимую по достоинству, когда родители могут и замечание сделать, и покритиковать но по-дружески). И тогда изначальный смысл жизни ясен: я - достойная часть общества, я ему непременно пригожусь. И вопрос уже становится "техническим" - как и когда "пригождаться", какую выбрать профессию, но сомнений в том, что нужен ли он миру сам по себе, у подростка, изначально воспитанного в статусе друга, практически не возникает.

Если же в мир взрослых выходит "слуга", то мир (который сам по себе не злой и не добрый, а нейтральный) как бы поворачивается к нему своей "злой" стороной. Он, задавленный родительским диктатом и унижением, просто не умеет подавать с достоинством самого себя. И его тут же так же начинают унижать и все окружающие. И мир кажется ему злым и жестоким. Далее реакция такого подростка имеет несколько вариантов: либо это упреждающая агрессия, либо замкнутость в качестве защиты от "злого мира", либо полная растерянность и дезадаптация (иногда завершающаяся суицидом), либо неадекватные попытки самоутвердиться за счет других, когда нарушаются многие моральные и правовые нормы общества.

Так кто же ваш ребёнок? Господин? Слуга? Друг? Или, прежде всего, личность? Выбор за вами, уважаемые читатели.

«Ты не виноват. Не смог удержаться. Тебе предстоит научиться. Со  временем поймёшь»

Автор Ю.Радзиковицкий 


Комментарии к записи "Воспитательные моменты"
Перейти к форме комментирования
  1. Меня всегда удивляла эта теория - до пяти лет - господин, до пятнадцати - слуга, после пятнадцати - друг. Что-то наверное, в ней есть, но в пять лет человек уже настолько личность, что переход из господина в слугу не может не вызвать травму. И как этот переход вообще должен происходить? Ребенок всегда личность. Но воспитывать его все равно нужно. А как? Лично мне очень помогли книги Екатерины Мурашовой. У меня по полкам все легло. Хотя, конечно, жизнь все время ставит новые задачи. Ну что ж, растем вместе с ребенком!

Оставьте комментарий к этой записи ↓

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.