Дуськин взвод. Реальная история времен Великой Отечественной войны.

09.05.2015

Е.Завалий«Дуськин взвод», «Дусины гвардейцы» — так  называли ее подразделение, бывшее образцом мужества и стойкости, а ее саму враги называли — Фрау «Чёрная смерть».

Евдокия Николаевна Завалий -  единственная представительница слабого пола, которая в годы Второй мировой войны возглавляла действующий на передовой линии фронта взвод морских пехотинцев.

На войну Дуся попала совсем девчонкой, когда ей  еще не было 16 лет.  Своими просьбами отправить ее на фронт она буквально изводила военкома, но из-за возраста ее не хотели брать. Но судьба распорядилась иначе. Когда последняя воинская часть покидала Новый Буг, ведя кровопролитные бои, Евдокия уговорила  командира взять ее с собой. И с этого дня начинается ее удивительная история. 

В кавалерийском полку она стала служить  санитаркой, но вскоре была ранена осколком в живот и отправлена в госпиталь.

После лечения главврач хотел отправить ее домой, но  девушка  сказала, что ей ехать некуда и она поедет только на фронт. Так  Евдокия Завалий попала в запасной полк. Здесь она получила свою первую награду – Орден Красной Звезды: вытащила из-под бомбежки тяжело раненого офицера. И здесь боец  Дуся совершенно случайно перевоплотился в бойца  Евдокима.  

После госпиталя девушка мало, чем отличалась от остальных: те же гимнастерка и галифе, на голове - «ежик» с чубчиком - чтобы вши не донимали.  А тут приехали отбирать бойцов на передовую.

Вот как вспоминала события войны сама Евдокия Завалий.

- Один моряк раскрывает мой литер и читает: «Старший сержант Завалий Евдок.» Это в госпитале имя мое так сократили. «Завалий Евдоким?»  А я ему, и глазом не моргнув: «Так точно, товарищ командир!  Завалий  Евдоким  Николаевич!» - «Даю пятнадцать минут на сборы!»

Выдали мне боеприпасы, обмундирование, а потом отправили… в баню.   Если бы тогда узнали, то не сносить мне головы. Расстрельная статья, с советским командованием шутки плохи!  Стою ни жива ни мертва со своим тазиком, а мимо ребята в чем мать родила мыться бегут, - вспоминает  Завалий. - Посмотрела на палатку медсанбата и смекнула расковырять себе лицо в кровь, чтобы не до бани было. В медсанбате мне обработали раны, а через два с половиной часа у станицы Горячий Ключ старший сержант Евдоким Завалий принимал бой в составе шестой десантной бригады…

рау черная смерть Тем не менее мне удалось продержаться около года. Никто ни о чем не догадался. Меня сразу же признали «своим парнем», а после того как под Маздоком я взяла в плен немецкого офицера, направили в отделение разведки, и вскоре я стала его командиром. Очень тяжелые бои шли на Кубани, в районе станицы Крымская. Там наша рота попала в окружение. В разгар схватки погиб командир, и, заметив растерянность бойцов, я — старшина роты — поднялась во весь свой «гигантский» рост и крикнула: «Рота! Слушай меня! Вперед, за мной!» Бойцы поднялись в атаку, и нам удалось сломить сопротивление противника, выйти из окружения. В этом бою я получила второе тяжелое ранение. Вот тогда-то и разоблачили «Евдокима».

Но наказания не последовало. Наверное, учли мои боевые заслуги и дали направление на шестимесячные курсы младших лейтенантов. После них в октябре 43-го направили в 83-ю бригаду морской пехоты Краснознаменной Дунайской флотилии и доверили взвод. Так я из «товарища  Евдокима» превратилась в «лейтенанта Дусю». Матросы мне попались как на подбор — рослые, крепкие, отчаянные хлопцы. Ребята из соседних взводов вначале смеялись над нами: «Дуськин взвод!» Но прошло время, и стали называть уважительно: «Дусины гвардейцы». А мои автоматчики называли меня по-мужски — командиром, а иногда ласково Евдокимушкой…

Взвод гвардии лейтенанта Евдокии Завалий всегда находился на острие боевых действий, служил тараном при наступлении бригады морской пехоты. Их посылали туда, где было особенно трудно. Керченско – Эльтигенская  десантная операция – одна из крупнейших за годы ВОВ, штурм Сапун-Горы  во время освобождения Севастополя, захват штаба немецкого командования во время Будапештской наступательной операции – одной из самых кровопролитных...

В феврале 45-го шли жестокие бои за Будапешт. Четыре дня морские пехотинцы пробивались к крепости, где размещалось гитлеровское гнездо — штаб-квартира фашистского палача Хорти. Все подходы к замку были заминированы, оборудовано множество огневых точек. Командование 83-й бригады поставило задачу: во что бы то ни стало проникнуть внутрь крепости. Обследуя все закоулки, моряки обратили внимание на канализационный люк, спустились в него и обнаружили подземный ход. Разведчики доложили, что пройти подземельем можно, но дышать там трудно — стоит тяжелый смрад, от которого кружится голова. Командир роты Кузьмичев вспомнил, что среди захваченных нами трофеев есть подушки с кислородом. Просчитали, что идти надо до четвертого колодца, и решили рискнуть. Мой взвод шел впереди роты — одна подушка на двоих, делаешь спасительный вдох и отдаешь соседу. Коллектор оказался уже, чем предполагали, шли согнувшись, ноги увязали в зловонной жиже. У второго колодца услышали грохот и лязг. Осторожно отодвинули крышку и сразу закрыли — наверху вся улица запружена танками и бронемашинами. Господи, подумалось, а что же ожидает нас у четвертого колодца? Ведь это вонючее подземелье может стать нашей братской могилой, достаточно бросить пару гранат! У четвертого колодца остановила взвод. Сердце бешено колотится, но там, наверху, было тихо. Значит, правильно рассчитали.

Покинув колодец, бойцы редкой цепочкой рассыпались вдоль серой стены замка, очередью уложили часового. Внезапное появление «черных комиссаров» повергло противника в замешательство, нам хватило этих секунд, чтобы ворваться в здание, пока застрочил пулемет. Подоспела рота и другие подразделения — брали этаж за этажом и вскоре полностью очистили от гитлеровцев замок и прилегающие кварталы. В числе пленных оказался немецкий генерал. Он смотрел на нас, как на призраков, не в силах понять, каким чудом мы оказались в тылу его войск.

Когда ему сказали, что прошли под землей, не поверил, пока не увидел разведчиков, не успевших отмыться от грязи и нечистот. Когда услышал, что комвзвода была девушка, опять не поверил и оскорбился: «Худшего издевательства вы не могли придумать?!»

Вызвали меня. Пришла в штаб грязная, как черт, разит от меня за километр. Майор Круглов, зажимая нос платком, обращается ко мне: «Доложите, как пленили немецкого генерала!» И вдруг немец протягивает мне пистолет системы «Вальтер» — плохо, видать, обыскали его ребята. «Фрау русиш черный комиссар! Гут! Гут!» Я глаза вытаращила на политотдел, те кивают — бери. Потом ребята именную надпись мне на этом пистолете сделали…

После войны Евдокия Николаевна объездила множество городов, воинских частей, кораблей и подводных лодок — везде рассказывала о своем десантном взводе. Выступала в школах, чтобы дети знали правду, а не росли Иванами, не помнящими родства.

О таких людях надо рассказывать нашим детям, чтобы они знали о войне не только по фильмам, но и от людей, прошедших войну.


Комментарии к записи "Дуськин взвод. Реальная история времен Великой Отечественной войны."
Перейти к форме комментирования
  1. Есть прекрасные рассказы Валентины Чудаковой ("чижик") - история один в один только публиковалась она еще в советское время.

Оставьте комментарий к этой записи ↓

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.